Назад

Выступление заместителя Министра промышленности и торговли Российской Федерации Г.В.Каламанова на 57-й сессии Исполнительного совета ОЗХО

Уважаемый г-н Председатель,

Уважаемые члены Исполсовета,

Российская Федерация  настояла  на  созыве этой  внеочередной сессии Исполсовета ОЗХО в свете складывающейся крайне напряженной ситуации из-за выдвинутых Великобританией серьезнейших претензий в адрес нашей страны, связанных с якобы нарушениями обязательств по Конвенции о запрещении химического оружия.

Напомню, что 12 марта Великобритания публично обвинила Россию в том, что она замешана в инциденте 4 марта с.г. в Солсбери, когда, по утверждениям британской полиции, было совершено покушение на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию с использованием нервно-паралитического химвещества по надуманной некоторыми западными странами классификации «Новичок».

Начатая в ходе 87-й сессии ОЗХО дискуссия по этой теме, к сожалению, желаемых результатов не принесла. Российские предложения к британской стороне вступить в прямой диалог с нами, как того требует Конвенция для прояснения ситуации, услышаны не были.

Более того, Великобритания пошла на резкое повышение градуса напряженности в двусторонних отношениях с Россией, обратилась к своим союзникам, спровоцировала высылку российских дипломатов из Лондона и  ряда других стран. Последовали ответные жесткие действия со стороны России. Обстановка приобрела крайне опасный и непредсказуемый характер, эскалация продолжается.

Британская сторона продолжает избегать  взаимодействия с нами в любой форме. И при этом в пропагандистских целях в публичном пространстве постоянно от нас чего-то требует. Повторю то, что уже неоднократно нами озвучивалось – Россия даже больше, чем Великобритания заинтересована в выяснении истины, поскольку речь идет о покушении на жизнь гражданки Российской Федерации Ю.Скрипаль и то, как это было сделано очень напоминает террористический акт.

Вызов  российского посла 12 марта в мининдел Великобритании никак не может  рассматриваться как «предложение о сотрудничестве» по смыслу КЗХО или как «запрос о правовой помощи». Нам был выдвинут ультиматум – сознайтесь, что это преступление совершили вы и сделайте это немедленно в течение 24 часов. Комментарии здесь, как говорится, излишни. При этом почему-то заявляется, что Россия так и не ответила на заданные ей вопросы.  Это неправда. Мы на этот ультиматум ответили предельно четко и ясно: Россия к химинциденту в Солсбери не причастна и не имеет к нему совершенно никакого отношения.

Теперь о положении дел на сегодняшний день. К нам отовсюду обращены призывы сотрудничать с ОЗХО. Слышим это из многих столиц. Совсем недавно с таким заявлением выступил Министр иностранных дел Нидерландов С.Блок. Вот здесь и сейчас в штаб-квартире нашей Организации еще раз официально заявляем - мы открыты к диалогу в любом формате и в любой форме. Готовы сотрудничать с ОЗХО и в ОЗХО. Российская Федерация не просто стремится к этому, но и намерена делать это в строгом соответствии с положениями химконвенции.

Подтверждением серьезности наших намерений является то, как мы подготовились к этой встрече. В состав нашей межведомственной делегации входят представители ведущих российских ведомств, занимающихся проблематикой КЗХО - Министерства промышленности и торговли, Минобороны России, МИД России. Здесь присутствует российский эксперт, который может ответить на технические вопросы.

Хотели бы спросить британских коллег: действительно ли, как ими заявляется, они готовы к сотрудничеству? Могут ли они привезти с собой в Гаагу своих экспертов? Мы бы с большим интересом выслушали, например, представителя лаборатории Портон-Дауна, где, по утверждениям британской стороны, специалисты с мировым именем установили, проанализировав химвещество, найденное на месте инцидента в Солсбери, что это нервно-паралитическое отравляющее вещество типа «Новичок» и оно «родом» из России.  

И что же видим сейчас? Вчера, британский телеканал Скай-Ньюс опубликовал интервью с главой военной лаборатории в Портон-Дауне Гари Эйткенхедом, который признал, что эта лаборатория не смогла установить страну-производителя отравляющего вещества. Британский чиновник также упомянул, что не существует никакого антидота против т.н. «Новичков», и, следовательно, никакие антидоты в случае со Скрипалями не применялись.

Представьте, пожалуйста, конкретные доказательства причастности Российской Федерации к якобы отравлению С.Скрипаля и его дочери. Подкрепите свои слова фактами, а не публичными заявлениями, что Россия будто бы отказывается реагировать на требования Великобритании - предоставить некую информацию о вовлеченности нашей страны в это преступление. В отношении тиражируемых Великобританией инсинуаций на тему использования в Солсбери нервно-паралитического газа выскажется эксперт Минобороны России – доктор химических наук, профессор И.В.Рыбальченко.

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ И.В.РЫБАЛЬЧЕНКО

 

Уважаемый г-н Председатель,

Премьер-министр Великобритании Т.Мэй выступила с целой серией резких заявлений, указав на то, что Сергей и Юлия Скрипали были отравлены нервно-паралитическим газом типа «Новичок», который мог быть произведён только в России. Реальных доказательств с британской стороны не представлено.

В первые дни после инцидента в Солсбери британцами выдвигалась версия об отравлении Скрипалей фентанилом. В последующем, она была изменена на отравление нервно-паралитическим веществом. Важно отметить, что механизм действия указанных веществ на организм человека существенно отличается. Различны также и симптомы поражения ими. В связи с этим возникает вопрос, почему такие разные по механизму воздействия на организм человека вещества были указаны британскими специалистами и СМИ?

В настоящее время основной версией Великобритании является отравление Скрипалей веществом нервно-паралитического действия, известным им под именем «Новичок».

Название ряда соединений «Новичок», без указания каких-либо структурных формул, оказалось в широком доступе после публикации в США в 1995 году доклада The Henry L.Stimson Center «Химическое разоружение в России: проблемы и перспективы» (авторы Эми Е. Смитсон, Вил С. Мирзаянов, Роланд Лайойе, Майкл Крепон).

Данные о структуре семейства фосфорорганических соединений, объединенных автором под общим названием «Новички», впервые были представлены во втором издании руководства «Химические и биологические боевые агенты», Д.Ханк Эллисон, США (Handbook of Chemical and Biological Warfare Agents/ D.Hank Ellison – 2nd edition, 2007). В руководстве приведены структуры 58 соединений, имеющих, по мнению автора, отношение к группе «Новички», которые представляют собой органофосфаты с различными комбинациями гетероатомов-заместителей, включающих атомы кислорода, углерода, азота, фтора, хлора и брома. Для всех соединений приведены индексы по классификации American Society Chemical Abstract System, что свидетельствует о том, что они были синтезированы.

В 2008 году в США вышла в свет книга В.Мирзаянова «Государственные секреты: хроники инсайдера о российской программе химического оружия», в которой были представлены структурные формулы пяти соединений с указанием их шифров (А-230, А-232, А-234, А-242 и А-262), также отнесенные автором к семейству «Новички». Эти формулы не соответствовали структурам, представленным годом ранее в книге Эллисона.

В ходе работы 16 сессии Научно-консультативного совета ОЗХО 4-6 апреля 2011 года был рассмотрен вопрос, связанный с публикацией книги В.Мирзаянова. В докладе по результатам работы сессии было записано (цитата):

«В декабре 2008 года бывший ученый, работавший в оборонной отрасли, опубликовал книгу, которая включала информацию о структурных формулах этих новых ОВ. Некоторые из этих структурных формул соответствуют критериям Списка 2 (S2 В4), однако все остальные элементы являются несписочными химикатами. Автор утверждал, что токсичность некоторых ОВ «Новичок» может превышать токсичность VX.

В ходе обсуждения данного вопроса члены НКС подчеркнули, что на данный момент не было никакого подтверждения утверждений этого автора и не проводилось никакого иного аналогичного анализа информации об этих химикатах в научной литературе на эту тему» (конец цитаты).

После выхода в свет книги В.Мирзаянова в общедоступной научной литературе появилось множество публикаций, посвященных исследованию соединений, отнесенных им и Эллисоном к семейству «Новички». Можно отметить публикации 2009 г. (США, Чешская Республика), 2011 г. (США; Чешская Республика), 2014 г. (Иран, Италия), 2015 г. (Патент США), 2016 г. (США, Иран, Индия), 2018 г. (Чешская Республика). Нельзя не принять во внимание то обстоятельство, что для проведения исследований потребовался синтез реальных образцов веществ.

Одно из веществ, опубликованных в книге В.Мирзаянова, его структура и масс-спектр были зафиксированы в спектральной базе данных Американского Института Стандартов (NIST) в версии 1998 года (NIST 98). В базе данных содержалась аффиляция, указывающая на то, что спектр представлен автором из Эджвудского центра оборонных исследований н разработок армии США. Следует отметить, что этот факт однозначно указывает на то, что данное вещество было синтезировано и подверглось спектральным и, возможно, иным исследованиям.

Учитывая изложенные факты, можно сделать однозначный вывод о том, что агенты, объединенные рядом авторов в семейство химикатов, под названием «Новички», начиная с середины 1990-х годов, получили широкое распространение и стали доступны многим лабораториям. В этой связи отнесение этих токсикантов исключительно к Российской Федерации, как источнику их получения, представляется, мягко говоря, некорректным, а по существу - абсурдным.

При наличии структурных формул и схем синтеза любая современная химическая лаборатория с необходимым специальным оборудованием, уровнем защиты, соответствующей квалификацией персонала может синтезировать и проводить исследования веществ типа «Новичок». Все полупродукты для синтеза данных соединений находятся в свободном коммерческом доступе многих государств. Исходя из сказанного, каких-либо уникальных маркеров, способных однозначно указать на страну-изготовителя примененного против Скрипалей вещества, быть не может.

Для проведения достоверного расследования отравления Скрипалей необходима совместная работа Великобритании и России.

Потребуются более глубокие экспертные оценки, чтобы сделать какие- либо выводы. Россия подтверждает готовность к дальнейшему сотрудничеству с Великобританией.

 

ВЫСТУПЛЕНИЕ Г.В.КАЛАМАНОВА

(продолжение)

 

Г-н Председатель,

Учитывая озвученные российским экспертом факты разработок химических токсичных веществ в мире, а также сокрытие Великобританией доказательств расследования, отказ в консульском доступе к пострадавшим российским гражданам, считаем, что в отношении российских граждан были осуществлены действия по своему характеру напоминающие террористический акт с применением химического токсического вещества. В связи с этим обращаемся с призывом  провести  расследование в соответствии с имеющимися соответствующими решениями Исполсовета ОЗХО и докладом Третьей обзорной сессии Конференции государств участников.  

Великобритания же продолжает обвинять Россию в серьезнейшем нарушении Конвенции – незаконном использовании химоружия на британской территории. Для такого рода случаев в статье IX КЗХО прописан четкий алгоритм действий, касающийся консультаций, сотрудничества и установления фактов.

Однако наши британские партнеры, не желая вести консультации с нами напрямую, обратились в Техсекретариат ОЗХО за т.н. техническим содействием, которое потом трансформировалось – в их изложении – в просьбу о независимой технической экспертизе, подтверждающей результаты расследования, проведенные британской стороной. Великобританию посетила группа экспертов ОЗХО. Чем конкретно занимались специалисты Организации, впрочем, остается не ясным. Исполсовет находится в неведении происходящего. В Техсекретариате ОЗХО заявляют, что могут поделиться имеющимися в его распоряжении сведениями лишь с согласия британской стороны. Это абсолютно ненормальная, я бы даже сказал больше - подрывающая основы целостности нашей Организации - ситуация.

Таким образом, можно объективно констатировать, что на фоне многочисленных призывов к нам сотрудничать с ОЗХО Россия на деле полностью отстранена от информации по этому случаю. Отстранен от этого и Исполсовет.  

В этой связи хотели бы поделиться своим видением того, как можно было бы вернуть решение проблемы в правовое поле КЗХО. Ибо то, что мы видим - просьба британцев к Техсекретариату ОЗХО провести проверку сделанных ими же сами выводов - Конвенцией не предусмотрено. А самое главное, хотелось бы понять, – какого британцы ожидают подтверждения?

Предвижу, что некоторые делегации задаются вопросом: к чему это сегодняшнее заседание, если пока неизвестны результаты работы экспертов ОЗХО? Должен напомнить, что Технический секретариат в соответствии со своим мандатом призван лишь готовить технические заключения без возложения ответственности и атрибутивности. Он может лишь осуществить техническую экспертизу в отношении того, что за вещество использовалось в Солсбери. И что же дальше?

Налицо насущная необходимость налаживания сотрудничества России как с Великобританией, так и с Техсекретариатом для прояснения обстоятельств этого действительно серьезного инцидента. У нас накопился целый ряд вопросов к нашим британским партнерам и Техсекретариату. Есть вопросы и к Франции, которая по приглашению британцев, насколько нам известно, подключилась к техническому сотрудничеству в расследовании инцидента в Солсбери. Хотели бы распространить эти вопросы.

Еще раз повторю: мы самым ответственным образом подходим к тому, чтобы  наладить работу строго в  соответствии с требованиями КЗХО.

Конкретно, мы полагали бы необходимым, чтобы в ходе сегодняшнего заседания Исполсовета в свете подтвержденной нами готовности к взаимодействию было принято решение, проект которого вынесен на ваше рассмотрение. Его сердцевина – призыв Исполсовета к России и Великобритании совместно работать в соответствии с положениями КЗХО, а также поручение Гендиректору содействовать в налаживании технического сотрудничества.

Хотим подчеркнуть: Россия признает выводы любого расследования - тем более что в данном случае затронута сфера компетенции ОЗХО, а не только интересы Великобритании - если оно будет базироваться на неопровержимых фактах и доказательствах с соблюдением всех имеющихся международно-правовых процедур и с обязательным участием в этом деле российской стороны.

Г-н Председатель,

Созывая это заседание Исполсовета, Россия не просто рассчитывала  на предоставление возможности делегациям выговориться, заявить свои позиции. Нам всем нужно, наконец, успокоиться, задействовать механизмы Конвенции, начать конструктивно сотрудничать.

Учитывая, мягко говоря, «неприязненные отношения» британцев к нам, сразу скажем, что мы выражаем готовность к разным вариантам: не хотите взаимодействовать с нами напрямую, давайте делать это опосредованно, не только при участии Техсекретариата, но, например, в рамках созданной по решению Исполсовета многосторонней экспертной группы с подключением  специалистов заинтересованных стран. Британская сторона могла бы пригласить участвовать в этой совместной работе тех, кого она захочет там видеть. Но тогда и мы попросим некоторых из наших партнеров отрядить в эту группу своих представителей. Короче говоря, давайте найдем опцию, которая будет признана наиболее оптимальной, ведущей к выявлению истины.

Мы готовы идти настолько далеко, насколько это возможно. На столе – проект решения, который является конструктивным и нацеленным на решение проблемы. Если Исполсовет сочтет его приемлемым, и мы примем соответствующее решение, то его можно было бы начать воплощать уже с завтрашнего дня. Только так, с использованием всего потенциала Организации, все вместе мы сможем встать на путь преодоления возникшего кризиса. Прошу делегации поддержать проект.

Благодарю Вас, г-н Председатель.

Просим распространить это выступление в качестве официального документа 57-й сессии Исполсовета ОЗХО.

http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3154928